(продолжение поста)

(продолжение поста)

Написал ostr60 •
17 ноября 2014 г. 01:28
Stopwheel:

Спасибо за интересные воспоминания :-)))
Завтра (то бишь уже сегодня) тоже кой-чего расскажу...

Написал Stopwheel •
17 ноября 2014 г. 10:29
ostr60: Да не за что. У меня этих воспоминаний ... книжки можно писать :-))

Написал ostr60 •
17 ноября 2014 г. 11:57
Stopwheel:

 
...У меня этих воспоминаний ... книжки можно писать :-))
Мне кажется, Вам стоит попробовать... Сам иногда задумываюсь о том...

Написал ostr60 •
17 ноября 2014 г. 12:03
nkm:

Спасибо и тебе, Костя — за поддержку.
Как и обещал — опишу один из эпизодов службы, пока — на берегу.

 
Воспоминания о службе, или как я попал служить на 343 экипаж 3ДиПЛ 11ФлПЛ СФ.

   Не могу сказать, что назначение на 343 экипаж было для меня очевидным и прогнозируемым… Да и кем можно назначить на лодку уже заматеревшего штурмана с 10-летним стажем в звании капитана 3 ранга?

   Объективности ради надо сказать, что этот самый штурман несколько раз выходил в море с 343 экипажем прикомандированным. За это время у меня сложилось свое мнение о экипаже, и оно не сильно отличалось от мнения командира ПЛ и командования дивизии. Суть его выражу коротко – с этим экипажем можно идти в море для выполнения боевой задачи.

   Короче говоря, когда осенью 1992 года командир 343 экипажа капитан 2 ранга А.В.Утин предложил мне прийти на экипаж на должность заместителя командира по работе с личным составом вместо убывшего по переводу к.2 р. Муравьева С., я не сразу согласился. Тому причиной было неоднозначное отношение личного состава к «архитекторам человеческих душ», как иногда называли политработников. Да и по службе я несколько раз сталкивался с противодействием политотдела дивизии и Военного Совета флотилии с не лучшим для себя балансом.

   И здесь Утин А.В. привел несколько аргументов в пользу моего назначения. «Ты строевой офицер с опытом службы, знаешь «железо» — почему «нет»? – сказал он. Колебался я недолго. Александр Вадимович тут же предложил написать рапорт на имя начПО дивизии к 1 р. А.А. Тимошенко, что и было сделано. Утин «подмахнул» его, и мы отправились в штаб дивизии к начПО.

   Сказать, что А.А. Тимошенко был удивлен моим рапортом и поддержкой командира 343 экипажа А.В.Утина – значит, ничего не сказать. НачПО даже вполголоса высказался об «офицере, который бьет матросов» (был у меня такой «грешок», за который Военный Совет 11 ФлПЛ в 1989 году «зарубил» мне орден «шерифа») — естественно, со своим комментарием. Тем не менее, рапорт оставил у себя и через несколько дней подписал. В кадрах оформили представление на должность и очередное воинское звание, соответствующее штатной категории – к тому времени я выслужил «капдва». Скоро приказом был назначен ЗКВР и приступил к исполнению обязанностей в полной мере .

   Присвоение же воинского звания произошло для меня, да и для всей Гремихи в памятную дату. Вечером 31 декабря 1992 года командир, я и часть офицеров и мичманов находились в части – готовились к празднованию Нового Года. На камбузе дивизии пекли пироги, жены офицеров и мичманов приготовили для матросов салаты и торты. Несколько раз в казарму прибегал рассыльный из штаба дивизии и приглашал меня к оперативному телефону. Я спустился в штаб после того, как мне сообщили, что звонок из Москвы. Звонил мой бывший командир ЭНГ капитан-лейтенант С.Мюрсей, который служил в Москве в наградном отделе ГУКа ВМФ. «Александр Петрович, здравия желаю, — сказал он, — я только вышел от Главкома и рад сообщить, что сегодня вам приказом № …. присвоено очередное воинское звание». Поблагодарив его, я поднялся в экипаж, где мы с Утиным А.В. отметили это событие небольшой дозой корабельного «шила».

   Поздно вечером 31 декабря 1992 года в тундре рухнула опора ЛЭП с Серебрянской ГЭС, и Гремиха на 21 сутки погрузилась в темноту – наша ветка была тупиковой... Электроэнергию в жилые дома давали по веерной схеме от аварийных источников питания – дизель-генераторов и от введенных ГЭУ ПЛА.

   Но это уже другая история…