(продолжение поста)

(продолжение поста)

Написал ostr60 •
15 февраля 2015 г. 17:39

 
В Петербурге скончался старейший подводник России Георгий Неволин
ffa77901e48d1f64ed52ef5067d46079.PNG
   В Петербурге скончался старейший подводник России, вице-адмирал Георгий Лукич Неволин. Об этом сообщается на сайте Санкт-Петербургского клуба моряков-подводников.

   16 февраля состоится прощание с Георгием Неволиным. Отпевание пройдет в Кронштадтском Морском соборе, похороны на Кронштадтском кладбище.

   Георгий Неволин родился 6 мая 1921 года в Приморском крае, в городе Имане. В июне 1941 года поступил в Тихоокеанское высшее военно-морское училище. С 1969 года Неволин командовал 3 флотилией подводных лодок КСФ. В октябре 1973 года вице-адмирал был назначен начальником Высшего военно-морского училища подводного плавания им. Ленинского комсомола.

   http://www.mr7.ru/articles/111609/

Умер выдающийся Подводник и Педагог... В годы моей учебы в ВВМУПП имени Ленинского комсомола был начальником училища.

Светлая память!

Написал Stopwheel •
21 февраля 2015 г. 01:55
На фоне постоянных новостей из Украины навеяло …

В сентябре 1984 я приехал на Украину по распределению. После Ленинграда Одесса показалась какой-то грязной и беспардонной. Это нам только кажется, что все говорящие на русском языке люди одинаковы. На деле же люди, живущие на земле, сильно отличаются, и отличия эти в направлении север-юг гораздо сильнее, чем восток-запад. Мне понадобилось время, чтобы понять, что и на Украине меня окружают прекрасные люди, просто они немного другие.

Отчасти причина происходящего сейчас на Украине и в том, что после того, как мы им предложили наш русский мир, который по их разумению, отличается от ихнего, им окончательно снесло крышу. В результате, симпатизировавшее России большинство населения страны, как минимум, перестало нам доверять.

Отвлекусь от политики. На то чтобы устроиться на работу в Черноморское пароходство у меня ушло пару недель. Все это время я и несколько моих однокашников жили в гостинице моряков в Ильичевске. В соседних номерах поселилась веселая компания выпускников Киевского университета. Они распределились на пассажирские суда не то переводчиками, не то библиотекарями. Среди них были и девчонки, так что скучно не было.

«Бакуриани» был моим первым пароходом, а рейс в Никарагуа, описанный выше, первым в жизни самостоятельным рейсом. Когда я, наконец, оформил все формальности в отделе кадров и попал на борт, мне уже ничего совершенно не хотелось, и я честно приступил к выполнению своих непосредственных должностных обязанностей.

Судно встало под погрузку в Балабановке, закрытом порту, от проходной которого всего лишь 5 раз в день ходил рейсовый автобус в Николаев через ближайший населенный пункт Октябрьский.
Порт был закрытый, никаких членов семей или посторонних. Дорога до Николаева на автобусе занимала около часа, а в Октябрьском была всего одна гостиница, принадлежавшая, находящемуся в Днепробугском лимане глиноземному порту, в котором крупнотоннажные балкера разгружали руду из Экваториальной Гвинеи. Эта гостиница всегда была переполнена членами семей судов балкеров, в связи с чем, женам членам экипажей судов, приходящих в Балабановку приткнуться в Октябрьском было негде. В результате членов экипажей многих судов в Октябрьском с нетерпением ждали «вторые» жены, скоротечная любовь которых угасала со скоростью, с которой таяло содержимое карманов «временных мужей». Иногда, если погрузка судна по той или иной причине затягивалась, «жена» могла даже намекнуть «обедневшему мужу», что пора бы ему поторопиться, поскольку на подходе уже судно с его «сменщиком». )))

У начальника рации тх «Бакуриани» Станислава Кузьмича, которого мы между собой называли просто Кузьмой, второй жены не было, и он придумав какую-то производственную необходимость посетить службу связи, укатил к законной жене в Одессу, переложив на меня все свои обязанности.
Поскольку радиосвязью в порту пользоваться запрещено, вся моя работа заключалась в том, чтобы раз в день съездить на радиоцентр в Николаев и забрать всю пришедшую на судно корреспонденцию. Обычно времени между автобусами в Николаеве хватало еще лишь на то, чтобы выпить пару кружек холодного николаевского пива.

Ну вот и все, на завтра назначен отход, почти весь экипаж на борту. Но произошло незапланированное. Третий помощника капитана, отвечавший за судовую кассу, устроил раздачу чеков ВТБ за какие-то ранее выполненные сверхурочные работы. Что-то перепало и Кузьме, и он тут же предложил мне прокатиться последним автобусом в Октябрьский и отметить мой первый рейс в известном на всю округу ресторане «Мрия». Я не нашел в себе сил отказать начальнику, его чеки тут же прямо в порту по курсу 1 к 10 превратились в казначейские билеты Госбанка СССР, и через какой-то час мы уже сидели за столиком в «Мрии».
Кузьма оказался азартным, и еще через полчаса за нашим столиком уже было 4 местных девчонки. Дальше водка, шампанское, живая музыка, танцы до самого закрытия.
Выходим на улицу. Ночь необыкновенно теплая. Рядом со мной 3 девчонки. Я холостой, уже готов жениться на всех трех, а утром уйти в море – пусть ждут. У Кузьмы же дела хуже, ему почти полтинник, и похоже, что гарна дивчина, которая рядом с ним, подпевает ему «Несе Галя воду» только из уважения к его сединам и содержимому кошелька.
Не знаю, что за вожжа попала ему под зад. Может он просто не захотел, чтобы я стал жертвой группового изнасилования, а может его спутница пела невпопад, но он вдруг неожиданно громогласно заявил, что он привык спать только в своей кровати, после чего выбежал на дорогу и стал махать перед фарами приближающейся машины. Машина резко остановилась и включила … синюю мигалку. Чтож, все когда-то заканчивается. Пришлось попрощаться с девчонками и идти шефу на подмогу. Сотрудник милиции вежливо предложил нам обоим пройти к задней двери и проехать в отделение милиции.
Дело начинало принимать серьезный оборот. Мой первый в жизни рейс заканчивался, даже не начавшись… Экипаж теплохода «Бакуриани» оставался без радиослужбы… Да что там? Сбивался график кризиса между сверхдержавами, а радио «Маяк» уже никогда бы не объявило о том, что в день празднования Великой Октябрьской Социалистической революции советский сухогруз с «мирным» грузом при заходе в порт Коринто был подвержен провокационным действиям фрегата ВМС США…
Кузьма ухитрился выйти из ситуации тем же путем, что в нее и вошел. Увидев фары еще одной машины, он рванул и ей навстречу. На нашу удачу это оказалось такси. Таксист согласился доставить нас в порт по двойному счетчику. Милиционеры, на удивление не возражали…

На следующий день мы покинули порт, в который я потом возвращался несчетное количество раз.
Кузьма и дальше продолжал быть азартным. В том рейсе он пил все, что горело, и даже как-то раз, когда я мирно спал после вахты, ухитрился выпить мой лосьон после бритья, после чего мне ничего не оставалось, как отпустить бороду. )))
Позже во времена Горбачева разрешили брать с собой в рейсы жен. Рассказывают, что Кузьма умер в Красном море от инфаркта в конце 80-х, когда был в рейсе с женой…